Долорес Кэннон

Долорес Кэннон родилась в 1931 году в Сент-Луисе, штат Миссури. В том же штате она получила образование и жила вплоть до 1951 года, когда вышла замуж за кадрового морского офицера.
Джонни Кэннон родился в Канзас-Сити, штат Миссури, в 1931 году и вступил в военно-морской флот США молодым человеком 17 лет. Даже в том молодом возрасте он обладал особой сердечностью и дружественной заботливостью по отношению к другим, что вызывало доверие и привязанность почти у всех, кого он встречал. Его смуглый оттенок кожи, след индейской крови в его родословной, поразительно контрастировал с его удивительно яркими синими глазами. Описание Джонни Кэннона не было бы полным без неизбежной чашки кофе в одной руке и трубки в другой.

Johnny Cannon Dolores Cannon

Джонни и Долорес поженились в 1951 году, в то время когда Джонни находился в Сент-Луисе. В течение 21 года его службы на флоте они повидали большую часть мира. Долорес сопровождала мужа столько, сколько было возможно, родив при этом четверых детей. Так как он был авиадиспетчером, его работой было следить за радаром и говорить с пилотами приземляющихся и взлетающих самолетов, на аэродромах, и авианосцах.

Долорес вспоминает:

…Мы находились в Сэнгли-Пойнте на Филиппинских островах в 1960 году, когда он заинтересовался гипнозом. В те дни, до того как мы вступили во Вьетнамскую войну, и до того, как президент Маркос захватил власть в стране, это было замечательное счастливое место, то что на флоте называют «базой хорошей службы». Было много свободного времени, периодических поездок во многие незабываемые места, и полный дом прислуги. Это был двухлетний отпуск. Это были одни из самых счастливых дней нашей жизни.

Так случилось, что там проживал другой человек, который был профессиональным гипнотизёром, обучавшийся в Нью-Йоркском институте гипнологии. Имея много свободного времени, он решил давать уроки гипноза, и Джонни подумал, что изучение курса было бы забавным. Но это стало долгим, сложным процессом, длившимся приблизительно шесть месяцев. Многие обучающиеся потеряли интерес и бросили курс. Инструктор сосредотачивался не только на технике, но и на всех других сторонах гипноза и подсознания. Таким образом, каждый закончивший курс должен был знать об опасностях, которые могли бы произойти, и как избежать ошибок. Главным было защита субъекта, и недопущение попыток использовать метод для развлечения. Джонни закончил курс и оказался очень сведущим в гипнозе, хотя у него в течение нескольких лет было мало или вообще не было времени использовать его. Другой помехой была Вьетнамская война.

Мы возвратились в Штаты и пытались заботиться о четырех маленьких детях без помощи прислуги, к которым мы привыкли. Тогда неожиданно в 1963 году Джонни получил приказ прибыть на авианосец «Мидуэй», находящийся в порту Сан-Франциско, готовящийся отбыть в Тихий океан. Приказ прибыл настолько внезапно, что у нас было только два дня, чтобы распорядиться нашим домом, упаковать имущество и выехать. Я еще не полностью пришла в себя после рождения мертвой девочки за месяц до этого, и это было двойным ударом. Когда Джонни прибыл в Сан-Франциско, судно, которое шло во Вьетнам, уже покинуло порт, и он должен был прибыть туда по воздуху.

Так начались три года одиночества и, как казалось, бесконечного ожидания, поскольку я пыталась воспитывать четырех детей на ограниченные средства без мужа. Это история знакома всем, кто был на службе. Авианосец должен был первым прийти во Вьетнам, так как война набирала обороты, и первым сбросить бомбы. Судно было отмечено за то, что сбило первый русский самолет «МиГ» в войне.

После того, что казалось вечностью, Джонни, вернулся домой, и мы находились на учебной авиабазе в Бивилле, штат Техас. В том жарком, засушливом месте мы пытались наверстать потерянные годы и заботу о детях. Это было тем местом, где началось наше приключение в 1968 году.

Как ни странно, это началось с большой сигаретной паники. Было испробовано много методов «бросить курить», и тот, который оказался очень эффективным, был гипноз. Людям не потребовалось много времени, чтобы узнать, что Джонни мог гипнотизировать, и он начал пользоваться большим успехом. Многие хотели прекратить курить, похудеть, набрать вес, избавиться от какой-либо привычки, или научиться успокаиваться. Мы столкнулись со всеми случаями, для которых используется гипноз. Один человек, который получил приказ отправиться во Вьетнам, был настолько расстроен, что не мог спать. Джонни пытался помочь им всем. Некоторые предлагали платить за его время, но он всегда отказывался. Я присутствовала на всех его сеансах, и было захватывающе наблюдать за его работой. Дела шли гладко в течение нескольких месяцев, а затем мы встретили Аниту Мартин (псевдоним).

Анита была супругой служащего ВМФ, около 30 с небольшим лет, и тремя детьми. Мы встречались в компаниях, она и я принимали участие в работе Клуба жен служащих ВМФ, но мы никогда не были близкими друзьями. Анита была немецкого происхождения, светловолосая и привлекательная, дружелюбная католичка по вероисповеданию. Она собиралась обратиться к врачу по поводу лечения почек и высокого кровяного давления, которые были усугублены избыточным весом. Она не могла сбросить вес, и доктору нелегко было снизить ее кровяное давление. Все это, в сочетании с некоторыми личными проблемами, стало причиной ее переедания на нервной почве. Она спросила нас, не думаем ли мы, что гипноз мог бы помочь ей успокоиться, освободиться от напряженного состояния, и удержать её от такого чрезмерного питания.

Обычно Джонни не занимался ничем, что связано с медициной, потому что это не в его компетенции. Но доктор знал о нас, и когда Анита обсудила с ним то, что собирается сделать, он согласился, что это не нанесёт вред и может даже помочь. Он станет следить за результатами.

Когда мы впервые пришли в дом Аниты, Джонни был удивлён, что она вошла в транс так быстро. Он провёл несколько тестов, и оказалось, что она была из того редкого типа людей, которые могут быстро войти в глубокий транс. Позже она сказала, что всегда думала, что у неё не будет никаких проблем, быть загипнотизированной; таким образом, у неё не было никаких мысленных препятствий. Этот тип субъектов называют сомнамбулами.

Джонни работал с ней в течение многих недель, делая внушения о расслаблении. Он делал ей внушения, что если её тянет переедать, она будет представлять девушку, на которую хотела быть похожей, и это не даст ей возможности подходить к холодильнику. Казалось, всё это работало, потому что доктор сообщал, что впервые её кровяное давление снижалось, и её почки выздоравливали. Её вес также значительно снизился. В результате, когда Джонни работал с ней, её здоровье достигло состояния очень близкого к нормальному.

Джонни своих попытках проверить силу транса часто возвращал её в детство. В таких случаях на нас обоих производило глубокое впечатление полнота её возвращения. Она становилась очень красноречивой, углубляясь в подробные детали не требуя никакого или лишь небольшого подталкивания. В отличие от большинства субъектов гипноза, которых требуется много расспрашивать, чтобы вызвать их реакцию, она, казалось, буквально становилось ребёнком, которым она была, и в речи и в жестах.

Однажды Анита сказала, что слышала о предполагаемых регрессиях в прошлые жизни, и заинтересовалась, есть ли тут что-то, относящееся к реинкарнации. Мы тоже слышали о таких вещах, хотя в 60-х было не так много информации, как сегодня. Идея была всё ещё нова и поразительна. Единственные книги, которые мы прочли в то время, касавшиеся реинкарнации и гипнотических регрессий в прошлые жизни, были «В поисках Брайди Мерфи» Мори Бернштейна, и «Загадка реинкарнации» Брэда Стайгера. «Поиск девушки с синими глазами» Джесс Стерн вышла после того, как мы закончили наш эксперимент. Многие другие книги на эту тему не появлялись до 1970-х годов. Таким образом, было чрезвычайно трудно найти книги в 1968 году, чтобы использовать их как руководство.

Мы согласились с тем, что вопрос очень интригующий, но прежде мы не находили никого, кто желал бы попробовать такой эксперимент. Аните было любопытно увидеть это, что бы ни случилось; невзирая на то, что мы все продвигались в темноте. Это была первая попытка для всех нас. У Джонни не было никаких указаний относительно того, как действовать или какие результаты ожидать. Мы двигались в полную неизвестность

 

Долорес КэннонУ нас был превосходный магнитофон, большой и громоздкий, использующий большие 8-дюймовые катушки с лентой. Предполагалось, что он был портативным, но его трудно было переносить. Таким образом, эта фаза работы целиком проводилась в нашем доме.

Когда наступил день эксперимента, все были взволнованы и наполнены ожиданием. Джонни сказал, что важно, не делать никаких внушений разуму Аниты, таким образом, он собирался быть чрезвычайно осторожным.

Это началось — как любопытство, то, что можно испытать один раз и обсудить позднее. Мы совсем не понимали, что открываем ящик Пандоры. Магнитофон был готов, когда Анита разместилась в глубоком кресле, и вошла легко и быстро в глубокий транс, как она делала это много раз прежде. Джонни провёл её медленно назад через годы детства. Слишком медленно, осторожно, как будто он боялся сделать прыжок за пределы познаваемого и знакомого. Сначала мы видели её как маленькую девочку десяти лет, говорящую о новой завивке волос, которую ей сделала её мать, и о новом слове «апостроф», которое она узнала в тот день в школе.

Далее, она была маленькой девочкой шести лет, которая развернула несколько своих подарков под рождественской ёлкой раньше времени, и теперь волновалась по поводу того, как завернуть их снова. Затем, как маленькую девочку двух лет, играющую в ванне. Далее одномесячным ребёнком.

«Я вижу ребёнка в белой кроватке», — сказала она. — «Это я?»

Глубоко вздыхая, Джонни сказал: «Я буду считать до пяти, и когда я скажу «пять», ты окажешься во времени до твоего рождения. Один, два, три, четыре, пять. Что ты видишь?»

«Он весь чёрный!»
«Ты знаешь, где ты?» — спросил он. — Анита сказала, что не знает.

Он продолжал: «Когда я досчитаю до десяти, мы отправимся ещё дальше назад… Что ты видишь теперь?»

«Я в автомобиле», — ответила она.

Что? Это было большим разочарованием. Мы думали, что если она должна была возвратиться в прошлую жизнь, это, конечно, должно было быть задолго до автомобилей. Но автомобиль? Это звучало слишком современно. Конечно, мы потерпели неудачу!

«Это большой, чёрный, сияющий автомобиль», — воскликнула она. — «Паккард, и я только что купила его».
«Ты купила? В каком мы городе?»
«Мы в Иллинойсе. Мы в Чикаго».
«Понятно. И какой сейчас год?»

Анита подвинулась в кресле и буквально стала кем-то ещё. «Ты не знаешь, какой сейчас год?» Она смеялась: «Ладно, глупыш, сейчас 1922-й!»

Мы преуспели, в конце концов! Мы знали, что она родилась в эту современную жизнь в 1936 году. Таким образом, очевидно, она возвратилась в другую жизнь, хотя довольно недавнюю. Джонни и я ошеломленно смотрели друг на друга. Он немного глуповато улыбался, поскольку поспешно пытался придумать, что делать дальше. Теперь, когда дверь была открыта, как ему нужно было поступить? За последующие месяцы мы изобрели наш собственный способ и метод действий, поскольку мы прокладывали путь в неведомую область.
Всё, это закончилось ужасно тёмной ночью в сентябре 1968 года. Стечение обстоятельств, случившихся той ночью, навсегда изменило курс наших жизней.

Долорес Кэннон Долорес Кэннон

Джонни играл в боулинг в городе и возвращался на дежурство на базу. Механизм подачи шаров барахлил той ночью, и он уезжал позже, чем обычно. (Совпадение?) В то же самое время один морской офицер весь день пил в клубе «О» («Офицерский») на базе, и выбрал то время, чтобы поехать домой в город. Этот человек часто попадал в неприятности из-за пристрастия к выпивке, и позже он сказал, что даже не помнил, что случилось той ночью.
Кино на базе заканчивалось, и длинная вереница машин двигалась от базы к городу. Офицер решил попытаться обогнать весь поток, и Джонни был ослеплен светом фар на повороте, не имея возможности избежать аварии. В результате произошло ужасное лобовое столкновение, в котором фургон «Фольксваген» Джонни был разбит всмятку.
Вся сила была направлена на его ноги, и главная артерия в его голеностопном суставе была разорвана. Он также перенес три сотрясения мозга. По совпадению (?) в автомобиле, ехавшем прямо позади, находился армейский санитар, который оказался первым на месте происшествия. Только его неотложная помощь не дала Джонни немедленно умереть от потери крови. То, что затем последовало, было 45 минутами невыразимого мучения, когда бригады скорой помощи отчаянно пытались вытащить его из автомобиля. Доктор на месте происшествия пришел к выводу, что единственным решением было ампутировать его ноги там, в автомобиле, чтобы освободить его. Он колебался, потому что боялся, что шок убьёт пострадавшего. Джонни оставался в сознании, несмотря на данные ему лекарства, а морфий, казалось, совершенно не действовал.
Затем добровольческая пожарная служба решила попробовать ещё один метод. Если бы он не удался, то ампутация была бы единственным выходом. Они зацепили один из своих грузовиков спереди к фургону, и автомобиль — сзади, и попытались растянуть металл. Это удалось, и Джонни был немедленно помещен на борт ожидавшего вертолёта и отправлен в военно-морской госпиталь в Корпус-Кристи, на расстоянии 70 миль.
Во время беспокойного перелёта Джонни потерял много крови, его сердце останавливалось три раза. Его кровь была редкой группы, «А», резус отрицательный, а вся, что была доступна, была типа «О», универсального донорского типа. Они решили, что сейчас это не имело значения, они должны были перелить ему хотя бы что-то. Доктор начал отчаиваться, потому что он не мог ввести иглы в вены Джонни. Тогда, ещё раз по совпадению(?), на борту был армейский санитар, который только что вернулся из Вьетнама, и спросил, может ли он попробовать процедуру, которую выполнял во время войны. Он сделал разрез непосредственно на бедренной артерии и вставил иглу там. Санитару позже объявили благодарность за его действия той ночью.
Вертолёт приземлился на площадке у госпиталя, и Джонни был срочно отправлен в отделение экстренной помощи, где пять врачей отчаянно работали над ним. Его лицо было разорвано, он перенёс три сотрясения мозга, потерял много крови, и его ноги были переломаны как оконное стекло. Доктора сделали лишь экстренные процедуры. Они были уверены, что он не протянет ночь.
Врач базы вернулся с вертолётом до того, как мне сообщили, и машина скорой помощи была отправлена доставить меня в госпиталь в Корпус-Кристи. Доктор был откровенен, но также и добр, когда говорил мне, что может быть уже слишком поздно. Что Джонни может умереть до того, как я доберусь туда. Даже если он сможет выжить, он потерял слишком много крови, и у него были сотрясения мозга, несомненно, будет повреждение мозга. Наиболее вероятно, что он будет полностью зависим от помощи других. И обе его ноги почти наверняка будут ампутированы. Слишком многое было против него.
Только тот, кто прошёл через такое, может, вероятно, знать эмоции, которые я испытывала. Это был человек, которого я любила в течение 20 лет. Он испытывал такие ужасные страдания, и я ничего не могла сделать, чтобы помочь. Всё происходило как во сне, пока я ехала 70 миль в госпиталь в машине скорой помощи.
Водитель и армейский санитар были добры и отзывчивы, но они не могли знать, какие мысли проносились у меня в голове. В глубине души я знала, что Джонни не умрет. Я не позволяла себе ни на минуту думать об этом. Наверно это может быть названо типичным отрицанием реальности перед лицом трагедии. Но я знала кое-что, чего не знали они, и я цеплялась за это со всей своей силой.
На одной из записей мы попросили Аниту посмотреть на наше будущее и сказать нам, что мы будем делать в последующие годы. Она сказала: «Я вижу тебя в южном штате, при смене времён года, но зима не столь суровая, как на севере. Очень красивое место, не ферма, но с землями вокруг. Ты будешь жить очень долгую жизнь. Я вижу тебя, когда смотрю на тебя, очень старым человеком. Вокруг тебя правнуки. (Нашей старшей дочери было только 15 во время несчастного случая) Я вижу доброту вокруг тебя. Ты учишься, уроки начинают усваиваться. Именно поэтому ты будешь жить долгое время. Ты достигнешь многого в этой жизни. Ты поможешь многим людям».
То, что мы испытывали в течение нескольких месяцев, в которые мы проводили гипнотический эксперимент, оставило неизгладимое впечатление. Сердцем мы верили, что то, о чем Анита сообщила в трансе, было правдой. И, если мы верили этому, то мы должны были верить этому всему. Таким образом, я знала, что он не мог умереть, не мог, если Анита видела его живым и благополучным так далеко в будущем. Таким образом, я держалась за свою тайну, и она давала мне силу, о которой я не знала.
Когда я приехала в госпиталь, меня проводили в комнату ожидания. Я никогда не забуду вид тех пяти докторов, когда они вошли в комнату, каждый называл мне разные причины, по которым Джонни не выживет этой ночью. Раны были слишком обширны; слишком большая потеря крови; слишком большой шок. Из-за многочисленных переломов в его ногах в кровоток попали костные осколки, костный мозг и сгустки крови. Никто никогда не выживал при этих условиях прежде.
Я знаю, что доктора пытались подготовить меня к худшему, и они, должно быть, считали странным, что я не была более эмоциональной. Но я держала свою тайну внутри себя. Я знала то, чего они не могли знать. Я сказала: «Вы неправы, он не умрёт. Вы не знаете его. Если есть возможность, то он найдет её».
Доктора несколько секунд молчали. Затем один из них сказал: «Ну, если у него этот тип личности, у него может быть шанс».
Когда я увидела Джонни в отделении интенсивной терапии (ОИТ), он был почти неузнаваем. На его лицо и голову были поспешно наложены швы, и два больших армейских санитара удерживали его на кровати. Из-за повреждения головы он стал безумным и агрессивным. У него были дикие глаза, и очевидно он был в шоке. Он не узнавал меня. Я не думаю, что он даже видел меня.
Я знала, что я не могу ничего сделать, чтобы помочь ему. Так что я пошла в комнату, которую мне дали, молилась: «Нет никого, кто может сделать ещё что-то. Он в твоих руках теперь. Да будет воля твоя». И я погрузилась в глубокий сон, уверенная, что ему будет лучше к утру.
Утро следующего дня было серым и дождливым. Погода соответствовала обстановке. Когда я вошла в ОИТ, я увидела, что первое из «чудес» произошло. Он выжил в эту ночь. Не удерживаемый больше, он спал. Доктора сказали, что состояние было всё ещё критическим. Следующее «чудо» случилось позже, когда он пришёл на минуту в сознание. Доктора стояли вокруг кровати, задавая ему вопросы: «Знает ли он, где он находится? Знает ли он, кто они? Знает ли он, кто я? Затем с радостной улыбкой они сказали: «Он в порядке. Его мозг не затронут!»
Когда я сидела у его кровати следующие дни и ночи, иногда он внезапно просыпался с дикими глазами и испуганный. Затем, видя меня сидящей там, снова мирно засыпал. Доктора сказали, что каждый раз, когда кусочек костного мозга попадает в его мозг, происходит провал памяти, так что следующие недели были очень тяжёлыми для него.
«Чудо» номер три начало происходить в первую неделю. Его лицо начало заживать с удивительной скоростью. Швы были сняты, и признаки повреждения начали исчезать очень быстро, оставляя лишь слабые следы шрамов.
Медсёстры и санитары останавливались у кровати, пристально глядя на него, так что однажды он попросил меня дать ему зеркало. Рассмотрев своё отражение, он сказал: «На что все смотрят? Всё в порядке с моим лицом!»
Я ответила: «Именно поэтому они и смотрят».
Я говорила с доктором, который поспешно накладывал швы на его лицо той ночью, и сказала ему: «Вы действительно сделали хорошую работу в трудных условиях».
«Послушайте, — сказал он со смущенным взглядом. — Я не понимаю этого. Я ожидал, что потребуется делать, по крайней мере, пять пластических операций. Теперь мне не требуется ничего делать!»
Все, казалось, разделяли чувство, что какая-то странная сила работала здесь, что-то необычное. Медсёстры сказали мне, что они видели, как люди умирали с повреждениями даже вполовину менее серьёзными, чем его. По госпиталю быстро начал распространяться слух о Чудесном Человеке в ОИТ. Я не могла внутренне не торжествовать, ибо разве я не чувствовала всё время, что помощь придёт из более высокого источника? Тайно торжествуя, я была чрезвычайно благодарна тому, что был более высокий источник, который обо всём позаботился.
Когда, в конце концов, стало очевидно, что он будет жить, они приступили к попыткам спасти его ноги. Они решили не ампутировать их в данное время, и наложили ему гипс, который шёл полностью от его подмышек до пальцев ног. Это должно было быть его тюрьмой в течение восьми долгих месяцев.
После первого месяца в ОИТ он был переведён в больничную палату. Из-за разрыва главной артерии в голеностопном суставе кровообращение в его стопе не восстановилось, и в ней началась гангрена, так что в итоге он потерял свою стопу. Но это было лучше, чем потерять обе ноги!
Один доктор заставил меня очень гордиться, когда сказал мне: «Знаешь, в этом отчасти есть твоя заслуга. Он, должно быть, очень счастливый человек. Он не хотел умирать».
Джонни провёл более года в том госпитале, и был, в конечном счёте, уволен в запас из ВМФ как военный инвалид, прослуживший 21 год. Они сказали, что он, вероятно, будет в инвалидном кресле оставшуюся часть жизни. Его ноги были слишком сильно раздроблены, чтобы выдерживать его вес. Но снова они оказались неправы. Они недооценили мужество человека. Он ходит теперь с помощью бандажа и костылей.
В последующие годы нужно было многое уладить. Мы уехали и стали жить на пенсию в Арканзасе, в том месте, которое близко соответствовало предсказанию Аниты.
Некоторые люди были настолько безжалостны, что называли случившееся с Джонни наказанием. Наказанием за заглядывание в запретные и скрытые уголки, куда у него не было права заглядывать, или знать об этом. Реинкарнация! Козни дьявола!! Я не могу согласиться с этим. Бог, который был показан нам во время гипнотических сеансов, был добрым, любящим и чрезвычайно терпеливым. Этот Бог не был способен на такое. В том, что несчастный случай произошёл по какой-то причине, я не сомневаюсь. Но как наказание? Никогда! Я нахожу такое объяснение неправдоподобным!
Я задавалась вопросом во времена раздумий, была бы у меня сила выдержать эти ужасные события без того краткого взгляда в наше будущее. Без этого предвидения, что всё будет в порядке, не сломалась бы я от напряжения и переутомления заботами о семье и умирающем муже? Таким образом, я знаю, что сеансы послужили многим целям. Они предоставили неизвестную и потрясающую информацию многим людям, которые никогда прежде не думали о таких вещах. И они подготовили нас к событиям, которые иначе, несомненно, сломили бы нас. По этим причинам гипнотические сеансы, которые происходили в течение тех нескольких месяцев в 1968 году, изменили наши жизни навсегда.
В эти дни серьёзной озабоченности о будущем больше не считается святотатственным задаваться вопросом о причине жизни. Снимаются, наконец, последние табу с тайны смерти и жизни после смерти.
Возможно, есть другие люди, которые, подобно нам, начинали как скептики. Возможно, этот отчёт о нашем рискованном путешествии в неизвестное достигнет их и поможет им. Ибо, не сказала ли она, когда мы говорили с Совершенным Духом: «Я буду учиться, и я буду помогать людям на Земле, семье. Только на Земле так неспокойно, что Он просил нас возвратиться и помочь. И мы должны помочь людям там. Он создал их, Он знал при создании, что они не будут делать так, как Он просил. Но Он чувствовал себя вынужденным, в Его доброте, самой красивой из всех планет, дать ей людей, животное со знанием. И Он знал, что они не будут использовать знания правильно».
Таким образом, возможно, написанием этой книги я выполняю нашу часть этого обязательства.
Слушая записи, каждый задается вопросом: «Откуда всё это пришло?» Первая, самая очевидная возможность — «Из подсознания». Но, всё ещё нужно спросить: «Прежде всего, как это попало туда?» Мы не претендуем на знание этого, как и никто другой. Мы можем только строить предположения и удивляться сложности человеческого разума.
Итак, занавес над нашим приключением опускается, но многие, многие вопросы, всё ещё остаются без ответа.
После многих лет восстановления здоровья и реабилитации Джонни вышел из серьёзной депрессии, которая сопровождает такие трагедии. Он принимает очень активное участие в работе социальных групп, радиолюбительских клубов и организаций ветеранов, и он действительно помогает многим людям. Его жизнь пошла в совершенно другом направлении, и у него нет больше никакого интереса к гипнозу. Он всё ещё верит в реинкарнацию и знает, что мы раскрыли много ценной информации, но его жизнь так изменилась, что он больше не хочет продолжать гипнотические эксперименты.
Хотя искра, зажжённая нашим опытом, бездействовала 11 лет, она вновь вспыхнула, когда я начала работу над этой книгой. Мои дети разъехались по домам, создав семьи, или уехали в колледж. Они жили своей собственной жизнью, и стало очевидно, что я должна найти что-то, чем заполнить свободное время. Я полагаю, что дело, которое я выбрала, не подойдёт для обычной жены и матери. Мои интересы были скорее необычными. В то время, когда я писала эту книгу в 1979 году, я обнаружила, что мне нравится писать, и это привело к написанию статей для журналов и газет, пока я пыталась предлагать книгу издателям. Мой интерес к реинкарнации в действительности никогда не умирал, он просто был отложен на 11 лет. Он, должно быть, всегда только скрывался под поверхностью.
Повторное переживание этих событий при расшифровке магнитофонных записей и описания эксперимента привело меня к желанию исследовать эту область далее. Если Джонни больше не интересовался такими исследованиями, то я решила, что должна буду изучить гипноз и делать эту работу самостоятельно. В течение 1960-х годов популярными были методы долгого введения и тесты для определения глубины транса. Мне они не нравились, поэтому я искала более простые методы. Я обнаружила, что более быстрое введение могло быть получено при использовании методов визуализации. Я стала регрессионистом. Этот термин обозначает человека, который специализируется в регрессии прошлой жизни, терапии прошлой жизни, и исследовании реинкарнации. Я начала проводить эксперименты всерьёз в 1979 году, и работала с психологами, использующими их как инструмент в терапии прошлой жизни. За прошлые 30 лет я провела и каталогизировала тысячи случаев. В 1986 году я стала гипнотическим исследователем MUFON (сеть взаимообмена данными об НЛО) и занималась случаями подозреваемых похищений. В течение тех лет я написала пятнадцать книг о своих самых интересных и необычных случаях. Я накопила такой богатый материал, которого хватит ещё на множество книг. Я расширила сферу своих интересов, занявшись изучением предполагаемых посадочных площадок НЛО и «кругов на полях» в Англии. Значительная часть работы в данной области состояла в накоплении свидетельств, полученных с помощью транса от людей, которые как предполагалось, были похищены и затем возвращены пришельцами. В 1991 году мы основали издательство «Ozark Mountain Publishing, Inc.», чтобы распространять знание и информацию о метафизике людям во всем мире».

Богатое наследие

Долорес Кэннон путешествовала по всему миру с лекциями и семинарами. Она написала пятнадцать популярных книг в самом широком диапазоне не поддающихся объяснению тем. Её книги были переведены на многие языки, в том числе и на русский. Она участвовала в таких ведущих телешоу как: NBC — «Древние Пророчества», Си-Би-Эс — «Тайны Древнего Мира», A&E Biography Series, Научный канал — «Тайны, Волшебство и Чудеса», CNBC — «Америка после закрытия», Си-Эн-Эн — «Голоса Тысячелетия», и дала интервью более чем в 1 000 радиопрограмм. В своём штате она преподавала «Метод регрессивного гипноза» для студентов колледжа.
Долорес жила в небольшом провинциальном городке с очень маленьким населением, где смогла успешно привлечь широкий круг клиентов, благодаря своему желанию взять на себя любое дело, независимо от обстоятельств.
Ранняя работа Долорес была связана с реинкарнацией, которая познакомила её с концепцией путешествия во времени. Многие из её первых клиентов описывали сцены из прошлых жизней, в которых они жили в прошлые десятилетия, прошлые века и даже прошлые тысячелетия в различных социальных условиях в разных местах по всей Земле. Она потратила много времени на изучение характеристик жизни в тех местах и периодах времени, которые её клиенты описывали в своей жизни, чтобы проверить достоверность результатов, которые она записывала. Еду, которую они ели, одежду, которую они носили, язык, на котором они говорили, деньги, которые они использовали, работу. Они описывали, социальные нормы, которые соблюдали, развлечения, в которых наслаждались и участвовали, религиозные традиции в которых жили. Описанные ими географические пейзажи были типичными для того, какой была бы жизнь в «это» конкретное время. Именно благодаря этому длительному процессу проверки Долорес обеспечила достоверность своих результатов.
Её ранее понимание реинкарнации кажется довольно упрощённым по сравнению с тем, как далеко продвинулась её работа. Однако, оглядываясь назад на то, с чего она начала и как получала информацию, Долорес поняла, что «они» начали медленно закладывать фундамент, на котором она будет понимать, общаться и объяснять гораздо более сложные идеи и концепции, которые она получит в будущем.
Проведя сессии с тысячами клиентов, снова и снова записывая одни и те же результаты и тратя огромное количество времени и энергии на проверку подлинности прошлых жизней своих клиентов, Долорес смогла окончательно прийти к выводу, что её результаты действительно были подлинными и что она была подключена к невероятно мощному источнику информации. По мере дальнейшего изучения она постепенно осознавала, что информация, которую она получала о прошлых жизнях, различных периодах времени и множестве других тем, на самом деле не исходила из сознания её клиентов, с которыми она работала.
Так же, как развитие её техники гипноза происходило медленно и с большим терпением, так же поступали и ответы на эти вопросы. После многих лет практики и исследований Долорес в конечном итоге поняла, что воспоминания о прошлых жизнях и дополнительная информация, которую она получала от клиентов, была предоставлена гораздо большей, более могущественной и более осведомлённой частью её клиентов.
Она назвала его как Подсознание (Высшее Я), так как оно было частью разума каждого человека, которое существует, но находится глубже уровня нашего сознательного разума. Когда с ним связываются и общаются, просто нет вопроса, на который оно не может ответить, ни о текущей жизни человека, ни о какой-либо из его прошлых жизней. После долгих лет разработки и совершенствования своей техники, заменив трудоёмкие и утомительные методы, Долорес создала свою методику Квантового исцеляющего гипноза (QHHT®.) Этот метод даёт возможность прямого контакта и общения с подсознанием (Высшим Я) любого человека для ответов на любые вопросы, а также может обеспечить возможность мгновенного исцеления.
Долорес Кэннон, ушла из этого мира 18 октября 2014 года, оставив после себя невероятные достижения в области альтернативного исцеления, гипноза, метафизики и регрессии в прошлые жизни, но самым впечатляющим было её врождённое понимание того, что самое важное, что она могла сделать — это поделиться информацией. Раскрыть скрытые или неоткрытые знания, жизненно важные для просвещения человечества и наших уроков здесь, на Земле. Обмен информацией и знаниями – вот что больше всего имело значение для Долорес. Вот почему её книги, лекции и уникальный метод QHHT® продолжают удивлять, направлять и помогать многому количеству людей по всему миру. Долорес исследовала все эти возможности и многое другое, взяв нас с собой в это путешествие. Она хотела, чтобы мы поделились своими путешествиями в неизвестность с окружающими нас людьми.

КНИГИ НАПИСАННЫЕ ДОЛОРЕС КЭННОН

Расшифровка катренов Нострадамуса:
“Беседы с Нострадамусом”, т. 1
“Беседы с Нострадамусом”, т. 2
“Беседы с Нострадамусом”, т. 3

Поиск скрытых сакральных знаний

Две книги о недостающих частях жизни Иисуса:
“Иисус и Ессеи”

“Они шли с Иисусом”

“Поиск скрытых сакральных знаний”

Книга об ядерном ударе по Хиросиме:
“Душа помнит Хиросиму”

Четыре книги, имеющие дело с НЛО и другими цивилизациями:
“Смотрители сада”

“Легенда о Космической катастрофе”

“Звёздное наследие” 

“Хранители” 

Книга о том, что происходит, когда Вы умираете и куда идете после смерти:
“Между смертью и жизнью”

Книга о реинкарнации души:
“Память пяти жизней”

Книга о квантовом переходе, и как он будет происходить:
“Три волны добровольцев и Новая Земля”, т. 1
“Три волны добровольцев и Новая Земля”, т. 2

Серия книг “Многомерная Вселенная” (10 томов):
“Многомерная Вселенная”, т. 1
“Многомерная Вселенная”, т. 2
“Многомерная Вселенная”, т. 3
“Многомерная Вселенная”, т. 4